Предисловие

Эта книга — о революциях и о творцах революций.

Лет сорок назад заданная тема (но не не исполнение!) была бы вполне канонической. Книги серии «Пламенные революционеры» издавались гигантскими тиражами и являлись частью официоза, более того — его обязательной частью. То было любопытное сочетание: монолитное, суровое, тоталитарное государство — и канонизированные им бунтари. После того, как это государство, созданное во многом их стараниями, перестало существовать, писать о революционерах более или менее спокойно стало дурным тоном. Это указывает на то, что тоталитаризм мнений никуда не делся, всего лишь приняв несколько иной вид. И это совсем неудивительно: в сущности, тоталитаризм лежит в основе всякого общественного устройства, меняется разве что его форма, а сам он неистребим, ибо органически присущ человеческому коллективу; однако неизбежность тоталитаризма вовсе не повод, чтобы его поощрять — в конечном счете, именно свободной мысли человечество обязано самыми великими своими свершениями.

В своих рассказах о детях огня, бунтарях прошлого и настоящего — от Мартина Лютера до Марвина Химейера — я пытался быть объективным и независимым от господствующих мнений. Как принято говорить в таких случаях, насколько это удалось — судить читателю.

Я не претендую на раскрытие философии революционного процесса; всякий раз я говорю о нем лишь мимоходом, глядя на него сквозь призмы самых разных революционных характеров. Кто знает, возможно, и такой подход — в числе прочих — окажется полезным для понимания феномена революции в целом.

В наши дни модно противопоставлять эволюцию и революцию, представляя последнюю чуть ли не отрицанием первой. Это довольно глупое и примитивное упрощение. Разумеется, эволюционный процесс предпочтительней революционного, но там, где он встречает на своем пути серьезные препятствия, он неминуемо становится революционным. Хорошо известно изречение Бисмарка о том, что «война есть продолжение политики другими средствами». Перефразируя в ленинском стиле, можно сказать, что революция есть продолжение эволюции другими средствами. Это значит, что феномен революции сопутствует феномену человечества, он неисчерпаем в человеческой истории и будет присутствовать в ней всегда; уже хотя бы поэтому он стоит того, чтобы о нем писать.

Кроме того, феномен революции, феномен бунта несет в себе колоссальную метафизическую нагрузку. Можно сказать, что сам человек есть бунт в отношении самого себя, такого, каким он есть в данный момент, здесь и сейчас; жизнь человеческая есть не только великое да, но и великое нет. Крайние, революционные характеры весьма поучительны для осмысления этого феномена.

Герои моей книги — люди абсолютно разные, и по деяниям их, и по масштабу содеянного. Среди них деструкторы и творцы, преступники и спасатели. Но их объединяет актуальность оставленного ими наследия по отношению ко времени, в котором мы живем, вне зависимости от того, пагубно это наследие или полезно. Я писал об этих людях именно поэтому и исходя из этого и очень надеюсь, что труд мой окажется полезным.

Лично Товарищ У.

results matching ""

    No results matching ""